Пропустить до основного содержимого
ФЕДЕРАЛЬНЫЕ И НАЦИОНАЛЬНЫЕ ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЕ УНИВЕРСИТЕТЫ

Новости

Найти
УЦ Сетевая Академия
Новости
Услуги
Эксперты
Проекты
Статьи
  

11.08.2011 Российские вузы перекормили деньгами 

 
 

Некоторые данные, красноречиво характеризующие развитие высшей школы России за последние годы, привела директор Института развития образования НИУ ВШЭ Ирина Абанкина на молодёжной школе-конференции в МИФИ.

Много вузов. Хорошо?

– В странах Европы количество вузов в среднем не превышает одной сотни: например, в Италии их 76, в Великобритании – 72. В России же – более тысячи, из них только в Москве – 213 (110 государственных и 103 негосударственных). Причём до сих пор, как и в индустриальной экономике, сохраняется связь «вуз – отрасль». У каждой отрасли были и остаются свои вузы. В частности, сейчас в стране 59 сельскохозяйственных вузов, 73 педагогических, 138 технических и т.д. Соответственно, эти вузы подчиняются профильным ведомствам: Минтрансу, Минсвязи, Минкультуры России и т.п.

Всё глубже в яму

В России неуклонно сокращается число потенциальных абитуриентов, что связано с демографическим кризисом. Если в 2006 году количество выпускников 11 классов составляло в стране 1 200 000 человек, то в 2012 году их будет 740 тысяч. Несколько лет назад некоторые вузы, главным образом региональные, впервые столкнулись с проблемой недобора студентов на бюджетные места. Такое положение будет только усугубляться. Например, у одного из российских регионов в 2003 году было 24 тысячи выпускников школ, а сейчас – 6 тысяч, при этом местным вузам выделено 30 тысяч бюджетных мест.

Рис.1Рис. 1. Количество выпускников школ с 1993 по 2013 годы (из презентации Ирины Абанкиной в НИЯУ «МИФИ»)

 

Вузы-миллиардеры

В 2006–2010 годах прирост финансирования учреждений профобразования из средств консолидированного бюджета России составил в среднем 17 процентов в год. За последние годы в стране значительно увеличилось число вузов-«миллиардеров». Если в 2006-м таких было 5, то теперь – 28 (данные по вузам, подведомственным Министерству образования и науки РФ, которых всего 334). Из них в Москве располагается 8, по несколько – в Санкт-Петербурге, Томске, Новосибирске, Владивостоке и ряде других городов.

В общей сложности, в стране около 100 крупных и сверхкрупных вузов.

Объёмы их финансирования сопоставимы с европейскими университетами. Количество мелких вузов (с объёмом финансирования менее 100 миллионов рублей) за эти годы снизилось с 59 до 18. В 2006 году доля сверхкрупных вузов в общем объёме финансирования составляла 2,5 процента, сегодня – 30. И ещё 30 процентов получают крупные.

Рис.2Рис. 2. Динамика бюджетного финансирования вузов Рособразования (сейчас подчинены Минобрнауки России всего порядка 330 вузов)

 

Куда ушли деньги?

Вместо того чтобы вложиться в кадровый потенциал, в человеческий ресурс, его ещё больше зажали и законсервировали. Деньги пошли на инфраструктуру, на оборудование, которое во многих вузах сейчас простаивает.

На одной из конференций представитель Сингапура сказал: «У нас задача одна: за два ближайших года сделать зарплату преподавателей 100 тысяч долларов. Она конкурентоспособна в любой точке земного шара. Даже для американского профессора 100 тысяч – солидная зарплата. Дальше мы будем выбирать, кто станет у нас работать». Если в России думают о глобальном позиционировании вузов, значит, зарплата должна быть глобально конкурентоспособной. Тогда можно будет привлекать нужных специалистов. И только после того, как принят человек, у него надо спросить, какое ему нужно оборудование. В креативной экономике действующее лицо – человек, а не простаивающая установка.

Вузовские роли

Какая роль может быть у современного университета? Во-первых, лидера, причём именно в образовании, – того самого элитного, престижного вуза, который, так или иначе, шагает к международной конкурентоспособности. Сюда можно отнести, прежде всего, МГУ им. М. В. Ломоносова.

Другая роль, которую взял на себя, например, МИФИ, – роль разработчика, инноватора, превращающего ту или иную отрасль в современный кластер.

Наконец, большинство наших вузов выполняет роль трансляторов, то есть повторяет программы, созданные в других университетах.

МГУ для москвичей

В 1904 году Московский университет провёл опрос среди своих студентов. Через 100 лет социолог МГУАлександр Гаспаришвили повторил аналогичный опрос в том же вузе. Все те, кто в 1904 году учился в Московском университете, сами его выбрали, приехав со всех уголков Российской империи.

Сейчас МГУ на 80 процентов – для жителей Москвы и Подмосковья.

Родители большинства студентов – с высшим образованием, а то и не с одним, с учёными степенями. Сто лет назад доля тех, у кого родители имели высшее образование, не превышала 10 процентов. Сегодня более половины студентов выбирают вуз по совету родных. Не факт, что они будут работать по специальности. Да, они все прекрасно учатся, меньше пьют и курят. В этом смысле культурные стереотипы изменились. Но утрата самостоятельности, уверенности в том, что эти люди сделали осознанный выбор и именно потому приехали в вуз учиться (с чётким пониманием своего будущего, стратегии карьеры), произошла. Это некое тиражирование состоявшихся или не очень состоявшихся жизней предыдущего поколения, которые они прожили для себя, а теперь транслируют на молодёжь.

Какой вывод?

За четыре года произошёл стремительный, экстенсивный рост финансирования. Вузовскую систему накачали бюджетными деньгами и полностью защитили высшие учебные заведения от всех внешних неблагоприятных факторов, создали «тепличные условия». Как следствие – все мотивационные стимулы к реструктуризации вузов были заморожены. То есть был сформирован финансовый каркас вузов-гигантов, но институциональные задачи внутри учебного заведения так и остались не решены – ни с точки зрения проектного менеджмента, ни с точки зрения перехода на новые технологии. А это всё связано – и управленческие, и образовательные задачи, и вопросы позиционирования.

Развитие кадрового потенциала, международное позиционирование заморожены.

Только активная собственная позиция, внятное позиционирование, наличие стратегии вуза в современных рыночных условиях позволяет говорить о том, что ресурсы, которые поступают учебным заведениям, можно использовать эффективно. Если такой стратегии нет, то хоть накачивай деньгами, хоть не накачивай, хоть привлекай студентов, хоть не привлекай, хоть распределяй, хоть не распределяй – эффект получить довольно трудно. Международное позиционирование наших вузов за эти годы упало очень сильно. Мы потеряли вузы в первых двух сотнях по рейтингу «Таймс», удерживаемся только в Шанхайском рейтинге. Там ближе к вершине наш один-единственный университет – Московский государственный. Все остальные у нас находятся за пределами двух сотен – в диапазоне с 600 по 900 место.