Пропустить до основного содержимого
ФЕДЕРАЛЬНЫЕ И НАЦИОНАЛЬНЫЕ ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЕ УНИВЕРСИТЕТЫ

Новости

Найти
УЦ Сетевая Академия
Новости
Услуги
Эксперты
Проекты
Статьи
  

20.01.2010 Вузовская автономия. Заманчива? 

 
 
Южный и Сибирский федеральные университеты переведены в статус автономных. По сути это первые российские вузы, получившие экономическую самостоятельность. Теперь во многом от их успехов будет зависеть распространение этой практики в сфере высшего образования.

Премьер-министр России Владимир Путин подписал постановление правительства, закрепляющее за Южным и Сибирским федеральными университетами статус автономных учреждений. Теперь эти вузы будут получать госфинансирование не по смете, как все бюджетные учреждения, а в виде субсидий, объём которых будет зависеть от решаемых в университете задач. При этом важно, что ЮФУ и СФУ получили значительные экономические свободы в распоряжении средствами: по своему усмотрению они могут минимизировать расходы по одним направлениям и увеличивать по другим, в том числе по зарплате. Кроме того, они освобождаются от необходимости работать по 94-ФЗ, что для университетов очень важно: зачастую конкурсы по закупкам ограничены большим количеством формальностей, не позволяют им оперативно реагировать на требования времени, на развитие инновационной деятельности.

Вместе с тем на эти вузы ложится и серьёзная ответственность: успешно претворить в жизнь начатую реформу. По мнению Андрея Фурсенко, «это первый и крайне важный пилотный проект». О том, как воспринимаются преобразования его участниками изнутри, STRF.ru обсудил с проректором по экономике Южного федерального университета Мариной Боровской.

Справка STRF.ru:
Боровская Марина Александровна, проректор по экономике, доктор экономических наук, профессор
Марина Боровская: «Важно, чтобы наши совместные с Рособразованием и Минфином усилия в конечном итоге не дискредитировали идею автономии. Если мы сумеем доказать на своём примере эффективность работы в форме АУ, тогда последователей будет много»

Принятому правительством постановлению предшествовала долгая и кропотливая работа, которую проделали оба федеральных университета. Закон «Об автономных учреждениях» (АУ) определял скорее идеологию перехода, чем сам его механизм. Требовалось решить проблемы, связанные с передачей особо ценного имущества, спецификой определения госзаданий, системой управления и т. д. Сегодня все эти вопросы прояснились или ещё не до конца?

— Действительно, к переходу в АУ мы готовились почти два года (см. статью «Страсти по автономии: ЮФУ принимает вызов»). Много было сложностей и неясности. Постепенно большинство вопросов удалось решить, а те, которые остались — находятся в стадии проработки. Сейчас мы ждём приказ Рособразования (представителя нашего учредителя), где будут прописаны некоторые детали, в том числе уточнены сроки по переходу в АУ. Судя, по нормативным документам, которые имеются в нашем распоряжении, весь переход должен быть осуществлён в течение полугода. Но опять же всё будет зависеть от решения Рособразования. Мы надеемся, что наш вуз в достаточно короткое время исключат из реестра бюджетополучателей и, он перейдёт на обслуживание в коммерческий банк.

Закон об автономных учреждениях потребовал принятия очень многих дополнительных приказов, распоряжений и постановлений. И в целом, оказался сложным в исполнении. На сегодняшний момент, так или иначе, все вопросы прописаны. Остались технические вопросы и даже технологические. Сама процедура перехода не отработана. Нам предстоит перерегистрация имущественного комплекса, открытие счетов в коммерческом банке, перерегистрация в налоговой службе и другие. Это то, с чем вузы практически не сталкивались в своей практике. В данном случае мы можем опираться лишь на свой опыт трёхлетней давности, когда создавался федеральный университет путём объединения четырёх вузов. (см. статью «Университет, воспитывающий элиту общества»). Но тогда действовали быстро и во многом интуитивно. Сегодня мы уже более осознанно подходим к предпринимаемым шагам, опираясь на изменившуюся — во многом ужесточившуюся систему финансовых взаимоотношений в стране.

Получив статус автономии, какие вузовские проблемы вы рассчитываете в первую очередь решить?

— С переходом в автономку у нас появится в первую очередь больше ответственности на всех уровнях управления и организации деятельности, а также больше свободы и скоординированности действий (внутри университета) по формированию фонда заработной платы, так, как бюджетные средства и собственные доходы университета будут объединены в единую систему. Это основной вопрос, который мы надеялись решить благодаря получению статуса автономного учреждения.

В системе образования на сегодняшний день существует некий диссонанс: с одной стороны, вузы занимаются освоением государственных средств, а с другой — ведут активную внебюджетную деятельность. С переходом в АУ мы сконцентрируемся на поиске более эффективных механизмов экономического развития и управления университетом.

Закон об автономных учреждениях потребовал принятия очень многих дополнительных приказов, распоряжений и постановлений. И в целом, оказался сложным в исполнении

Насколько остро стоит вопрос о потере гарантированного гособеспечения (как раньше — по смете)?

— Сама реформа, элементом которой является переход вузов в АУ, является серьёзной перестройкой системы финансирования. Предполагается, что и бюджетные учреждения будут финансироваться на основе государственного задания (а не госзаказа). Просто бюджетные учреждения будут получать средства по смете, а автономные — в виде субсидий. Но в обоих случаях ожидается введение госзадания. А уменьшение объёмов финансирования происходит уже и сейчас, что связано не с автономией, а с сокращением контрольных цифр приёма в связи с демографией.

В прошлые годы в ЮФУ добились равного (по 50 процентов) соотношения внебюджетных и бюджетных средств. Изменится ли оно в связи с переходом в автономию?

— Думаем, что нет. Благодаря нацпроекту «Образование» мы получили мощный финансовый приток. В результате смогли приобрести новейшее оборудование, повысить квалификацию профессоров. Всё это в совокупности повысило нашу конкурентоспособность на рынке образовательных услуг, а также по отношению к подобным учреждениям, проводящим исследования. Поэтому мы надеемся, что за счёт обновления нашей материально-технической базы у нас возрастёт объём приносящей доход деятельности — научной и образовательной на базе собственных договоров, поиска и привлечения в партнёры предприятий, работы с бизнесом и научными подразделениями. Для нас выполнение госзадания, безусловно, является важным источником финансирования. Но мы не хотим рассматривать его как основной и единственный.

Автономные учреждения подвергаются многим рискам. Чтобы обезопасить их деятельность, на первые три года со стороны государства предусматриваются различные поддерживающие инструменты. В частности, предоставление выравнивающей субсидии, которая покроет недостаток финансирования по госзаданию.

Когда обсуждалась реализация закона об АУ, многие предостерегали о возможных рисках, которые ожидают учреждения в связи с переходом в автономную форму. Говорили о рейдерских атаках, о банкротстве. Насколько обоснованы эти опасения?

— Вероятность таких рисков, я думаю, есть. Но на первые три года мы защищены государством от подобного рода проблем. Предусмотрены различные поддерживающие инструменты. В частности, согласно закону, возможно предоставление выравнивающей субсидии, которая покроет недостаток финансирования по госзаданию. Предполагается более серьёзная связь с учредителем.

За эти три года нам необходимо осмыслить свой дальнейший путь и стать полноценным автономным учреждением. А риски существуют, безусловно, — потеря финансовой устойчивости, имущественный комплекс ограничений, связанный с его использованием и освоением. Пока подробнее об этом ни чего не могу сказать. Через 2—3 месяца, когда уже проявится действие нормативных актов в конкретной работе, тогда можно будет более детально это обсуждать.

У Вас уже сформирован Наблюдательный совет?

— Вообще-то он уже давно у нас действует и возглавляет его губернатор Ростовской области. Изначально в его состав входило порядка 30 человек. Сейчас, в соответствии с действующим законодательством, мы должны оставить до 12-ти. Мы подготовили свои предложения и надеемся, что в части трёх кандидатов от университета будет принято положительное решение, остальных будет утверждать наш учредитель. Рассчитываем, что руководителем совета останется губернатор области.

Ожидается, что в течение недели-двух состав Наблюдательного совета будет определён.

Функции наблюдательного совета пока ещё не очень отработаны. Неизвестно, насколько он будет грамотно обеспечивать хозяйствование вуза. Поэтому в ЮФУ надеются, что ещё некоторое время Учёный совет продолжит контролировать эту деятельность

Удалось ли разграничить функции Наблюдательного, Попечительского и Учёного советов вуза?

— В новом уставе, который в ЮФУ утвердили на конференции трудового коллектива в конце прошлого года, мы разграничили эти функции, и на бумаге описали (как нам кажется, прозрачно и понятно) форму их взаимоотношений. Но как это будет в действии, пока сложно сказать. Всё-таки это первый опыт жизнедеятельности в условиях автономии. Хотя постарались предусмотреть все варианты, заранее подстелить соломки, но всё равно, конечно, переживаем.

Функции наблюдательного совета пока ещё не очень отработаны. Мы не знаем, насколько он будет грамотно обеспечивать наше хозяйствование. Поэтому надеемся, что ещё некоторое время Учёный совет продолжит координировать и контролировать эту деятельность.

В своей недавней беседе с премьер-министром Андрей Фурсенко отметил, что многие университеты готовы перейти в форму автономии — якобы из желающих даже «очередь можно выстроить». По Вашим оценкам, будет ли запущен более-менее массовый переход вузов в АУ или же они не захотят рисковать и в основной своей массе останутся бюджетными учреждениями?

— Вообще-то в России есть некоторые области, края, губернии, которые чуть ли не в массовом порядке переводили свои образовательные учреждения в форму АУ. В Тюмени есть подобный опыт, в Татарстане. Но в основном эта практика касалась учреждений общего и дополнительного образования. А для вузовской системы наш опыт во многом пионерский.

Всё будет зависеть от того, насколько успешным окажется опыт пилотов, как мы сможем проявить себя на практике. Если сумеем доказать на своём примере эффективность работы в форме АУ, тогда последователей будет много. Во всяком случае, интерес к этой теме в вузовской среде достаточно большой. Из общения со своими коллегами — проректорами и ректорами вузов я знаю, что многие университеты рассматривают возможность перехода в форму автономных учреждений, с готовностью участвуют в наших круглых столах, семинарах, приезжают перенимать опыт.

Поэтому важно, чтобы наши совместные усилия с Рособразованием и Минфином в конечном итоге не дискредитировать идею автономии. Будем стараться.

Марина Σ Муравьёва

Ссылки по теме:
Инновации в вузах: вялотекущий режим
Минобрнауки готовит два новых конкурса для вузов
Жизнь не под фонограмму
Андрей Фурсенко: «Финансирование вузов увеличивается более чем на 30 миллиардов рублей в год»
Работу в Петербурге не нашли менее 1 процента выпускников вузов