Пропустить до основного содержимого
ФЕДЕРАЛЬНЫЕ И НАЦИОНАЛЬНЫЕ ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЕ УНИВЕРСИТЕТЫ

Новости

Найти
УЦ Сетевая Академия
Новости
Услуги
Эксперты
Проекты
Статьи
  

2.06.2010 Крупный бизнес не воспринимает инновации 

 
 
Инновационное развитие тормозит отсутствие спроса на новые технологии со стороны крупнейших российских компаний. Как стимулировать инновационную активность крупного бизнеса? Или надо принуждать его к внедрению новшеств? Об этом дискутировали участники форума «Русские инновации» – эксперты, чиновники и сами предприниматели.
Александр Хлунов (в центре): «Крупные компании подчас являются основным препятствием для запуска конкуренции, решая вопросы тарифов и другие нерыночными механизмами»


Станислав Наумов (второй справа): «Стимулировать компании надо по всему инновационному циклу»


Йоост Леефланг: «Если вы только создаёте продукт и больше ничего, то инновации не будут успешными»


Александр Фадеев: «Годы потребуются для того, чтобы результаты работы в инновационной сфере стали очевидны всем…»


Александр Элинсон: «Выгоды инновационного партнёрства полного цикла очевидны не только для самих компаний, но и для инновационных предприятий малого и среднего бизнеса – потенциальных поставщиков разных компонентов и решений, а также для государства и потребителей»

Открывая ежегодный форум «Русские инновации», главный редактор журнала «Эксперт» Валерий Фадеев напомнил, что на международную выставку «ЭКСПО-1958» наша страна выставила спутник, а на «ЭКСПО-2005» – по просьбе организаторов – презентовала голову мамонта. Мамонт – животное крупное и давно уже вымершее. А чем могут похвастаться в области инноваций вполне живые крупные российские компании?

Предложение есть, спроса нет

О наличии инновационного предложения свидетельствует множество новейших технологических разработок российских учёных и инженеров, в том числе накопленная за девять лет проведения Инновационным бюро медиахолдинга «Эксперт» конкурса русских инноваций база проектов. Однако крупный бизнес не торопится их использовать. Это подтверждают и результаты исследования инновационной активности крупнейших российских компаний, проведённого Рейтинговым агентством «Эксперт». Из 400 компаний, которым был задан вопрос о том, какие инновационные проекты реализованы ими за последние пять лет, отреагировали лишь 33. Всего эти компании осуществили 50 проектов, например, в АФК «Система» их пять.  В отраслевом разрезе лидируют в основном ИКТ, машиностроение, металлургия, энергетика, атомная энергетика, пищевая и целлюлозно-бумажная промышленность, о чём сообщил на форуме заместитель главного редактора журнала «Эксперт», руководитель Инновационного бюро «Эксперт» Дан Медовников.  Но

«прорывных инноваций нет практически нигде, доминируют улучшающие инновации», – констатировал докладчик.

Ещё один вывод, сделанный на основе исследования, – почти все инновационные проекты компаний ориентированы на внутренний рынок. А в условиях глобальной экономики такая ориентация означает провал. «Если инновация ориентирована только на локальный рынок, даже такой большой, как в России, – подчеркнул Дан Медовников, – то она в итоге обречена». С этим тезисом по сути согласился и вице-президент по корпоративным финансам авиастроительной корпорации «Иркут», в основном продающей продукцию за рубеж, Денис Полевщиков. Его аргумент таков: «Сделать продукт не передовой, работая на экспорт, невозможно». В самом деле, занять свою нишу на мировом рынке с его жёсткой конкуренцией  можно, только предложив лучшее, чем то, что на нём уже есть.

Где нет конкуренции, там нет инноваций

В этом, пожалуй, сходятся многие представители бизнеса и учёные. Заместитель директора ИМЭМО Российской академии наук, член-корреспондент РАН Наталья Иванова привела такой пример: «Если Exxon Mobil, сделав рентабельную технологию сланцевого газа, разорит Газпром, то Газпром сам поймёт, что нужно делать ставку на инновации».

Проблему понимают и на уровне федеральной исполнительной власти. То, что многие крупные государственные компании «работают в неконкурентных секторах», «на них снаружи не оказывается конкурентного давления в сторону внедрения новых продуктов», подтвердил директор Департамента науки, высоких технологий и образования Правительства РФ Александр Хлунов. Он уверен, что «без толчка извне инновационный процесс запустить в них будет достаточно сложно».

Поэтому правительство считает крайне важным «решить самую главную проблему для запуска инноваций – превалирование  конкуренции в нашей экономике», добавил Александр Хлунов. По его словам, сами крупные компании подчас «являются основным препятствием для запуска конкуренции, решая вопросы тарифов и другие нерыночными механизмами».

Вопрос в том, как свести к минимуму злоупотребления доминирующим положением на рынке со стороны крупнейших компаний. ФАС пока делает первые успехи в этом направлении.  Не менее важно, чтобы изменилась психология топ-менеджеров инфраструктурных, как сейчас принято говорить, компаний, привыкших продавать то, что лежит в земле.

Стимулировать или принуждать?

Стимулированием бизнеса, в том числе крупного, к инновациям государство занимается уже несколько лет – созданы институты развития, действуют федеральные целевые программы, отрабатываются и вводятся меры налогового стимулирования. На одну из них обратил внимание участников  форума статс-секретарь – заместитель Министра промышленности и торговли РФ Станислав Наумов. По его словам, реальным «инструментом, стимулирующим инновационную деятельность крупных компаний, является инвестиционный налоговый кредит».

По сути инвестиционный налоговый кредит – «это соглашение, которое с налоговой службой заключает налогоплательщик, предъявляя расходы на техническое перевооружение, на технологическое развитие. И на эту сумму ему должна предоставляться отсрочка по уплате налогов», – уточнил замминистра в разговоре со мной. В Налоговом кодексе РФ заложена возможность с 2009 года брать такой кредит на пять лет. Ею могут воспользоваться и компании, которые будут работать в Сколково.

Идея в том, чтобы предприятие, которое лучше чувствует ситуацию на рынке и быстрее реагирует на её изменения, «могло оперативно распоряжаться собственными средствами, направляя их не только на создание новых мощностей, но и на изучение новых технологий маркетинга, новых технологий работы с кадрами. Это тоже инновации», – пояснил Станислав Наумов. По его мнению,

«стимулировать компании надо по всему инновационному циклу».

Важно понимать, «что будет на рынке завтра-послезавтра, создавать будущий спрос».

На мой вопрос, насколько широко используется этот кредит, замминистра ответил: «Необходимо посмотреть статистику налоговых сборов». То есть получить подтверждение того, «что предприятие этой возможностью воспользовалось». Станислав Александрович, не понаслышке знакомый с материалами STRF.ru, ждёт ответа и от наших читателей. Он также предложил организаторам форума спросить крупные компании из рейтинга «Эксперт-400» о том, воспользовались ли они этим кредитом.

Продолжая тему налогового стимулирования, поднятую Станиславом Наумовым, директор Департамента стратегического управления (программ) и бюджетирования Министерства экономического развития РФ Олег Фомичёв уточнил, что возможность выводить определённую часть расходов из-под налога на прибыль появится у крупных компаний при создании собственных внутренних фондов НИОКР. Причём  использовать эти средства они смогут только целевым образом, «на осуществление  инновационных проектов».

В отношении крупных государственных компаний надо сочетать оба подхода – и  стимулирование, и принуждение, полагает Олег Фомичёв. Государство намерено понудить компании с государственным участием к разработке собственных инновационных стратегий. В них должен появиться «ответственный за поиск инновационных проектов и их внедрение». Будет сформирована, как сказал Олег Фомичёв, достаточно мягкая «система контроля над тем, как крупнейшие, политически значимые, госкомпании разрабатывают и реализуют эти программы».

Что касается крупных частных компаний, им предлагается заключить некий неформализованный контракт с государством. Такие компании в обмен на лоббирование их интересов должны повышать свою инновационную активность. При этом государство не намерено навязывать им какую-либо модель инновационного развития.

Кроме того, государство поможет снизить риски расходов промышленных компаний на НИОКР, софинансируя эти расходы в течение трёх лет. Решению проблемы длинных кредитов будет способствовать, по словам Олега Фомичёва, открывающаяся Внешэкономбанком отдельная программа. Готовятся меры по «снижению остающихся административных барьеров и снижению коррупции».

Итак, сейчас отрабатываются разные формы государственной политики в отношении крупного бизнеса, которые войдут в готовящуюся правительством долгосрочную инновационную стратегию. Однако ключевые положения такой стратегии, по мнению участников форума, власть должна вырабатывать совместно с бизнесом и инновационным сообществом.

На заметку властям

И на пленарной дискуссии, и на секциях форума представители крупных компаний высказали немало интересных мыслей. Вот некоторые из них.

Директор по развитию НТО «ИРЭ-Полюс» Александр Башевский утверждает, что у нас «отсутствует идеологическая основа политики инноваций в стране». По его мнению, «все разработки должны быть направлены на результат». То есть

надо определиться, что конкретно мы хотим иметь «на выходе» – быть в роли догоняющих или стремиться сделать что-то абсолютно новое.

А сейчас, даже имея в виду Сколково, ничего подобного не сформулировано, считает Александр Башевский. Он также предлагает «оценивать базовые технологии в России по уровню экспорта».

«Создать условия не для завоза готового оборудования, а для завоза новых технологий», – этим, по мнению председателя Совета директоров, президента энергетической компании «ЭМАльянс» Тимура Авдеенко, должно озаботиться государство, во всяком случае, в области электроэнергетики. К таким условиям он относит, в частности, «закон по локализации производства», принятие которого позволило, например, Китаю создать за 10 лет мощную энергетику и машиностроение.

«Государству надо научиться рисковать, проводя широким фронтом посевные работы», – считает управляющий партнёр Минерва Кэпитал Партнерс Дмитрий Цейтлин.

Встраиваться в глобальную цепочку производства нового знания   рекомендует региональный президент компании «Боинг» по России и СНГ Сергей Кравченко. «Это реальный путь», – соглашается с ним  заместитель директора ИМЭМО РАН Наталья Иванова. Выступая на секции (круглом столе) «Россия и транснациональные компании: НИОКРовский оффшор или партнёр по R&D», она привела пример Китая, в котором действует  довольно много R&D-центров транснациональных корпораций (ТНК). Хотя собственно исследования там не ведутся, это даёт стране немало преимуществ. Похожая картина в Индии, которая стала крупным IT-центром мира, а также осуществляет совместные проекты с немцами по альтернативным источникам энергии.

Наталья Иванова напомнила, что в мире сейчас идёт «борьба за инновационную ренту», в том числе за то, чтобы производить продукцию хай-тека на своей территории и экспортировать её. Правительства быстро развивающихся стран проводят политику привлечения прямых инвестиций, открытых дверей по отношению к ТНК. Не имея прямых инвестиций, производственных площадок, организованной торговли и рыночных условий, одной специальной политикой, в частности, по привлечению работающих за рубежом учёных, «насадить» в стране R&D-центры, по мнению заместителя директора ИМЭМО, не удастся. 

Инновационное партнёрство полного цикла

Пример такого партнёрства – по разработке, производству и продвижению на рынок высокотехнологичного медицинского оборудования – продемонстрировали на форуме генеральный директор Royal Philips Electronics в России, Белоруссии, Украине и Средней Азии Йоост Леефланг и главный исполнительный директор НИПК «Электрон» Александр Элинсон. Обе компании к концу нынешнего года презентуют совместный продукт в сфере здравоохранения – современный комплекс для компьютерной томографии. Как пояснил мне Йоост Леефланг, «комплекс представляет собой шестнадцатисрезовый компьютерный томограф, который как бы фрагментирует тело на несколько частей, а потом восстанавливает его в трёхмерном изображении, что позволяет более точно диагностировать  заболевание пациента».  

Преимущество новой модели партнёрства Йоост Леефланг раскрыл так: 

«Если вы только создаёте продукт и больше ничего, то инновации не будут успешными. Поэтому нужно начинать с R&D, с разработки концепции дизайна продукта и т.д. Не менее важно и то, как вы этот продукт выносите на рынок, как он будет обслуживаться, как подготовить людей к его использованию».

Выгоды от такого сотрудничества очевидны, по убеждению Александра Элинсона, не только для обеих компаний, но и для инновационных предприятий малого и среднего бизнеса – потенциальных поставщиков разных компонентов и решений, а также для государства и потребителей. Партнёрство, по его мнению, позволит создать и новые высокотехнологичные рабочие места. «Государство же получит доступный продукт, который создан специально для России, а потребитель – доступное оборудование», – добавил Александр Элинсон. 

   Популяризировать модель инновационного партнёрства полного цикла, в котором «происходит объединение российской интеллектуальной собственности, глобального бренда и маркетинга в лице компании  Philips и создание производства в России», намерена общественная организация «Деловая Россия», о чём заявил на секции её вице-президент Александр Галушка. «Деловая Россия» совместно с Минэкономразвития поставила задачу создать шесть проектов инновационных партнёрств полного цикла уже к концу года.

Хочется верить, что и усилия власти, и примеры активности отдельных крупных корпораций, и внимание общественности приведут в обозримом будущем к формированию в России инновационного климата, предполагающему, впрочем, перелом в сознании тех предпринимателей и чиновников, которые стремятся сохранить статус-кво. 

Анна Σ Горбатова