Пропустить до основного содержимого
ФЕДЕРАЛЬНЫЕ И НАЦИОНАЛЬНЫЕ ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЕ УНИВЕРСИТЕТЫ

Новости

Найти
УЦ Сетевая Академия
Новости
Услуги
Эксперты
Проекты
Статьи
  

21.08.2009 На вузы не обрушится лавина компаний 

 
 

В вузах Новосибирской области созданы все условия для открытия малых предприятий, уверен губернатор области. Сами вузы соглашаются, что для их развития сделано много, но перспективы своего инновационного развития оценивают сдержанно. Справка STRF.ru:
Вострецов Алексей Геннадьевич, проректор по научной работе Новосибирского государственного технического университета (НГТУ), доктор технических наук, профессор

В Новосибирской области есть все условия для создания малых инновационных предприятий при вузах, считает губернатор области Виктор Толоконский. В частности, в девяти вузах работают центры развития инновационных компетенций. Действуют молодёжные творческие мастерские и центры развития творческих способностей. Отработан механизм формирования команд для реализации инновационных проектов с участием студентов. В области эффективно работают бизнес-инкубаторы. Так, в Новосибирском государственном техническом университете (НГТУ) действует бизнес-инкубатор в сфере нанотехнологий, в Новосибирском госуниверситете — в сфере био- и нанотехнологий, в СибГУТИ — в области информационных технологий.

Чтобы стимулировать вузы к инновационной деятельности, областная власть уже разработала меры поддержки инновационных проектов на разных уровнях: при создании бизнес-планов, стартапов, а также при переходе к сложившемуся бизнесу. Функционирование данной инфраструктуры должно поставить на непрерывный поток реализацию инноваций, уверены власти Новосибирской области. Что об этом думают в самих вузах, STRF.ru узнал у проректора по научной работе НГТУ Алексея Вострецова.

Сколько малых компаний в ближайшее время планируется создать в НГТУ?

— Три-четыре компании. Приоритетные направления — цифровое телевидение, утилизация и переработка отходов, создание электрических приводов и некоторые другие. Для этого требуются первоначальные вложения. Надо искать спонсоров. Это сложно, потому что отдача от вложений в наукоёмкое производство происходит через несколько лет.

А сам университет не готов вкладывать и материальные ресурсы в учреждение этих компаний?

— Я бы сказал, государство не готово. Если университет будет вкладывать в эти компании деньги и оборудование, то с чем сам останется? Университет государственный, то есть находится на содержании у учредителя (государства), который выделяет ему средства под конкретные цели: на коммунальные услуги, зарплату преподавателям, стипендию студентам, текущий и капитальный ремонт зданий, сооружений. Эти деньги целевые. Мы их больше никуда тратить не можем. Кроме того, у вуза есть внебюджетные статьи доходов: обучение контрактных студентов, которые, к сожалению, платят сейчас значительно меньше, чем до кризиса (такова социально-экономическая ситуация). И второй источник — выполнение научных проектов и опытно-конструкторских работ, за которые платят конкретный заказчик или государство. Это конкретные работы, которые нужно выполнить, так что средства уходят на приобретение комплектующих и зарплату исполнителям. Государственные заказы не позволяют создать прибыль (в НГТУ доля государственного заказа составляет 47 процентов от всего научного бюджета), заказчики со стороны бизнеса при определении стоимости заказа тоже неохотно идут на создание прибыли. Отсюда единственный способ образовать прибыль для её последующего инвестирования в создаваемые предприятия — уменьшить заработную плату исполнителей. Вы можете представить себе, что из этого может выйти в условиях кризиса. Вот мы сейчас и думаем, что делать. Фактически, ситуацию можно поправить, если привлечь в качестве соучредителей инвесторов — фирмы или частные лица, которые бы захотели вложить свои деньги в создаваемые предприятия.

В 90-е годы в НГТУ было создано 30 предприятий. Потом законодательство изменилось, и нас заставили выйти из состава учредителей. Из этих 30 предприятий осталось 17. Им уже не нужен вуз в качестве учредителя

А у вашего университета много бизнес-партнёров, которые готовы вкладывать средства?

— В принципе, приходят серьёзные компании, рассматривают эти вопросы.

Даже в период кризиса интересуются?

— Нет, сейчас — мёртвый сезон.

В таком случае, не получится ли так, что изменения в законодательстве приняли, а реальных действий по исполнению законов не последует?

— Дело в том, что эти изменения не сильно изменили ситуацию: потому что передать интеллектуальную собственность — продать лицензию или патент — это было возможно и до них. Проблема в том, что отечественный бизнес пока не готов платить большие деньги за интеллектуальную собственность или вкладывать капитал в её создание или внедрение. Проще предложить конкретному носителю технологий хорошую зарплату на два-три года и воспользоваться результатами практически бесплатно. И чаще всего носитель соглашается на такой ход событий. Секрет разработки раскрывается, налаживается выпуск продукции, и носитель технологии после этого либо переходит в частную компанию работать на постоянной основе, либо оказывается ни с чем. Таковы традиции нашего бизнеса. Государство пытается как-то изменить ситуацию, закон о малых предприятиях позволяет вузам выступать учредителями или соучредителями этих предприятий, вкладывая в качестве своей доли интеллектуальную собственность. Но что из этого выйдет? Посмотрим. Реальных средств на коммерциализацию разработок по-прежнему нет.

Наш бизнес пока не готов платить деньги за интеллектуальную собственность или вкладывать капитал в её создание и внедрение. Проще предложить конкретному носителю технологий хорошую зарплату на два-три года и воспользоваться результатами почти бесплатно

То есть Вы сдержанно оцениваете значимость изменений в законодательстве?

— Да. В 90-е годы мы это уже проходили. В НГТУ было создано около 30 предприятий. Потом в соответствии с изменениями в законодательстве нас заставили выйти из состава учредителей. Из этих 30 предприятий на сегодняшний день действует 17, в том числе 13 очень прочно стоят на ногах. Им уже не нужен университет в качестве учредителя. А пройти повторный круг они не захотят, не поверят государству, потому что уже столкнулись с массой проблем, включая аренду. Молодые учёные работают в нашем бизнес-инкубаторе. Они прошли конкурс, выиграли право на занятие помещения. Но поскольку они наши аспиранты, сотрудники, то никакой аренды не платят. Мы им предоставили средства связи, офисные помещения — всё, что требуется, и они эффективно работают. А в случае если они создадут своё предприятие — занимаемая ими площадь должна быть выставлена на аукцион (по закону №94-ФЗ), затем заключён договор аренды, и вновь созданная фирма должна уже оплачивать своё размещение на площадях университета. И не мы определяем стоимость аренды, а государство. Фактически, мы этим вопросом вообще не управляем. Грубо говоря, если торговая фирма предложит за аренду большие деньги, то эти площади мы обязаны сдать этой фирме, а не научному коллективу. Преференций-то нет! Поэтому многие малые предприятия просто вынуждены покидать стены университета и арендовать более дешёвые площади. А это, в свою очередь, ведёт к ослаблению взаимных контактов.

Так что требуются изменения и других законов, в том числе и №94-ФЗ. А пока проведённые изменения в законодательстве носят половинчатый характер.

Насколько в вашем университете развита инновационная инфраструктура?

— Достаточно развита. У нас есть Инновационно-технологический центр, в состав которого входят студенческий и технологический бизнес-инкубаторы. Действуют служба юридической консультации, отдел маркетинга. Но проблема в том, что в России по-прежнему недооцениваются научные разработки.

Кроме принятых изменений в законодательстве, какие вопросы надо ещё решить, чтобы в вузах начала развиваться инновационная деятельность?

— Смысл изменений законодательства состоит в том, что вуз получит выгоду от реализации продукции, основанной на использовании интеллектуальной собственности; созданное предприятие получит прибыль, заплатит вузу дивиденды и отдаст часть прибыли — в соответствии с долей акций. Но малые предприятия в научно-технической сфере сегодня работают практически без прибыли! Они обеспечивают своим сотрудникам очень достойную заработную плату, которая входит в себестоимость продукции, а прибыль себе делают ровно такую, чтобы хватало на расширение и поддержание производства, закупку нового оборудования, создание новых разработок, вот и всё. О дивидендах речи не идёт. Ведь увеличение прибыли увеличивает цену продукции и снижает её конкурентоспособность. И здесь мы рассчитываем только на заказы новых разработок.

Лавинообразного создания предприятий при вузах вряд ли можно ожидать. Но процесс пойдёт: примерно сто вузов и раньше активно занимались научно-инновационной деятельностью. А цифры Минобрнауки о 187 вузах, скорее всего, слишком оптимистичные

Значимость малых предприятий также связывают с возможностью трудоустраивать выпускников вузов. Как Вы оцениваете эту перспективу?

— Это само собой разумеется. Есть предприятие, есть производство, есть рабочие места — пожалуйста, пусть их занимают выпускники. Кстати, уже сейчас, когда мы выполняем научные проекты, то активно привлекаем и студентов и аспирантов. Это естественно — раз есть работа, есть и рабочие места. Конечно, созданные предприятия, скорее всего, отдадут предпочтение выпускникам родного вуза и тем, кто принимал участие в данных разработках.

На поддержку региональных властей вы рассчитываете?

— Наши власти содействуют. Например, на этапе создания бизнес-инкубатора в области нанотехнологий НГТУ выиграл конкурс областной администрации на сумму в 1,5 миллиона рублей. Средства пошли на оснащение центра, его ремонт. Мэрия Новосибирска нас тоже поддерживает. И, надо признать, что такие полезные для области и города начинания — в сфере науки и образования — всячески поддерживаются.

По Вашему мнению, во многих ли вузах России появятся малые компании? Недавно министр образования сказал, что в 187 вузах будет открыто 2,5 тысячи предприятий.

— Эта цифра, скорее всего, оптимистическая. Лавинообразного создания предприятий вряд ли можно ожидать. Но процесс пойдёт. Примерно сто вузов и раньше активно занимались научно-инновационной деятельностью. Так что, вероятно, они и дальше будут развиваться в этом направлении. Но при условии дальнейшей поддержки государства. Сейчас показатели развития инновационного пояса никак не учитываются в показателях научной деятельности вузов. Более того, малые предприятия ухудшают показатели вуза, так как оттягивают на себя часть кадровых ресурсов, что приводит к уменьшению объёмов выполняемых работ (заказы на наукоёмкую продукцию «проходят» через эти предприятия). Необходимо, чтобы объёмы выполненных работ по реализации интеллектуальной деятельности вузов шли в зачёт и вузу. А то, что довести продукт до рынка через акционерное общество или общество с ограниченной ответственностью проще, — это факт. Не нужно объявлять конкурсы, нет ограничений, связанных с прохождением средств через казначейство, оперативно решаются вопросы направления расходования средств.

Беседовала Марина Σ Муравьёва