Пропустить до основного содержимого
ФЕДЕРАЛЬНЫЕ И НАЦИОНАЛЬНЫЕ ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЕ УНИВЕРСИТЕТЫ

Новости

Найти
УЦ Сетевая Академия
Новости
Услуги
Эксперты
Проекты
Статьи
  

2.12.2009 Состоялся круглый стол «Создание университетов мирового класса: Международный опыт и российская практика» 

 
 

Национальные исследовательские университеты: стать лучшими

Какими будут лучшие вузы в России? На этот вопрос пытались ответить участники круглого стола «Создание университетов мирового класса: международный опыт и российская практика». В первую очередь речь шла о национальных исследовательских университетах (НИУ).

Право открыть конференцию предоставили право Филиппу Альтбаху, который в последние дни в России нарасхват.

Справка STRF.ru:
Филипп Альтбах — профессор, директор Центра международного высшего образования, Бостонский колледж, крупный специалист в области сравнительного изучения программ развития университетов в развивающихся странах. Председатель Международного наблюдательного совета Высшей школы образования Шанхайского университета.
Филипп Альтбах: «Исследовательские и учебные университеты необходимо дифференцировать, при этом именно исследовательские должны быть элитой»

Аркадий Дворкович Аркадий Дворкович: «Сформированы семь федеральных университетов, эта дверь ещё не закрыта, но много больше уже не будет»

Андрей Фурсенко Андрей Фурсенко: «Я скажу крамольную вещь: идея развития мощных кампусов неочевидна – мир сейчас уходит в другую логику. Хотя до конца не знаю ответа на этот вопрос»


Дмитрий Ливанов Дмитрий Ливанов: «В МИСиС планируют упразднить факультеты и кафедры и выстроить новую модель управления»

«Тенденция современного образования — это его массовость», — начал Альтбах. «И один из основных вопросов здесь — требуется ли дифференциация университетов на массовые и элитные. На этот вопрос по понятным причинам не может ответить академическое сообщество, и без вмешательства государства не обойтись». Г-н Альтбах предложил несколько вызовов, перед которыми стоит элитарное образование в России и в мире. В частности, как выжить фундаментальным исследованиям в мире, где приоритет постепенно приобретают прикладные, как найти баланс между финансовой зависимостью университета и академической свободой, как избежать возможного спора между академической и университетской средой за «элитарность» — потенциальная российская проблема. Одни из ключевых, по мнению профессора Альтбаха, является вопрос интернационализации, включая учреждение филиалов за границей, внедрение программ на английском или даже китайском языках, а также привлечение иностранных студентов.

Один из признаков элитарности университета — присутствие серьезной науки. «В США из тысячи с лишним университетов лишь сотня может действительно считаться центрами, где ведутся научные исследования. Все остальные — это просто учебные заведения. Исследовательские и учебные университеты необходимо дифференцировать, при этом  именно исследовательские должны быть элитой», — утверждает Альтбах. Основная их черта, по мнению американского профессора — то что они относятся к государственному сектору, хотя есть и исключения — в США и Японии.

О том, что дифференциация образования в России ведётся и будет продолжаться, говорил помощник Президента РФ Аркадий Дворкович.  Он напомнил, что уже сформированы семь федеральных университетов. Дворкович подчеркнул, что «эта дверь не закрыта», хотя сильно их список уже не изменится. Кроме того, 14 вузам присвоен статус национальных исследовательских университетов. «Эта дверь тоже не закрыта», — сказал Дворкович.  С другой стороны, «самые слабые должны уйти с рынка, без ущерба для доступности качественного образования», отметил помощник Президента.

Что касается оставшихся, то «правительство будет проводить дифференциацию требований к университетам с особым статусом и всем остальным, и, соответственно, дифференциацию поддержки, которая оказывается тем и другим». Дворкович подчеркнул, что это будут требования к результату, а не ограничения академической свободы.

Согласно Дворковичу, ближайшие месяцы будут критичны для формирования новой системы. «Мы для вас здесь помощники,  и будем стараться делать всё возможное, чтобы вы смогли добиться результата. Но просто так деньги никто давать не будет - только под серьёзные планы и программы, и под команды, которые способны их реализовать», — заключил помощник Президента.

Министр образования и науки РФ Андрей Фурсенко согласен с Аркадием Дворковичем. По его мнению, не только проектное, но и базовое финансирование не может быть гарантированно обеспеченным. «Даже базовое финансирование привязано к услуге — к тому, сколько людей учит университет», — пояснил министр. Ранее о необходимости обоснования финансирования, но уже в научной сфере Андрей Фурсенко высказывался так: «Наука – не собес».

Андрей Фурсенко отметил, что важный вопрос реформы высшей школы — это то, как будут создаваться университеты. По его мнению, необходимо думать о новой структуре. «Весь мир переходит к сетевым структурам. И поэтому те модели, идеи, которые сегодня приняты, наверное, уйдут на второй план. Не быстро – возможно, за 5-10 лет. Но думать об этом стоит уже сегодня», - сказал министр.

О логике формирования одного из первых национальных исследовательских университетов в России — МИСиС — рассказал его ректор Дмитрий Ливанов.

«Касательно общей концепции исследовательского университета, его структуры и целей, мы будем следовать международным стандартам, — сообщил Ливанов. — Речь идёт о стремлении к четырём составляющим: лучшим студентам, лучшим преподавателям, лучшему менеджменту и лучшей инфраструктуре». По мнению ректора МИСиС, России необходима смена модели технического образования: устарела не только пятилетняя схема обучения специалистов, но даже система 2+4 (бакалавриат и магистратура), которую толком не успели внедрить. Сейчас уже актуален переход на схему 2+2+2 — академический бакалавриат, прикладной бакалавриат + магистратура, считает Ливанов.

«Английский язык станет основным предметом бакалавриата в МИСиС, — продолжил он. — А вместо экзамена по предмету мы предложим выпускникам сдавать TOEFL или Кембриджский экзамен. Кроме того для обучения бакалавров мы собираемся полностью импортировать программы, которые на Западе называют General Engineering (основы инженерного дела — прим. ред), Operations Management (управление производством — прим. ред.) и совместить это с нашей сильной стороной — преподаванием дисциплин фундаментального профиля». Что касается магистров, то в МИСиС считают, что они должны заниматься только исследовательской деятельностью и при этом получать заработную плату. Для них также предусмотрены специальные корпоративные программы в таких организациях как IBS, Роснано, ОМК, НПП «Квант».

Грамотное управление образовательными процессами — также один из приоритетов МИСиС. По словам Ливанова, для этих целей на должность проректора по образованию в МИСиС пригласили опытного иностранного специалиста — профессора Тимоти О’Коннора, вице-президента Американских Советов по международному образованию. Кроме того, в МИСиС изменят модель управления вузом — отменят факультеты и кафедры. Новой модели пока правда нет, предполагается, что это могут быть колледжи и школы магистратуры. Другим будет и отношение к преподаванию — в университете переаттестуют преподавателей и присвоят им квалификацию,  в зависимости от которой они получат допуск к тому или иному этапу обучения студентов — от «базового» в бакалавриате до «исследовательского» и выше в магистратуре.

Филипп Альтбах: «Исследовательские и учебные университеты необходимо дифференцировать, при этом именно исследовательские должны быть элитой»

Чего не прозвучало в докладе Дмитрия Ливанова — как в новоиспечённом национальном исследовательском университете собираются организовать научные исследования. Об этом говорил директор Института мировой экономики и международных отношений РАН Александр Дынкин. «Неясно, где наука», — сказал он. По его словам, стоит обратить внимание на то, что ключевой человек в университете — это профессор, под руководством которого проводятся исследования. Именно он должен управлять финансированием, а не университетское руководство. Для последнего — лишь отчисления на нужды организации.

О недостатках программ НИУ, говорил и Исак Фрумин, проректор ГУ Высшая школа экономики, которая также недавно победила в конкурсе на присвоение категории национальный исследовательский университет. По его словам, программы развития НИУ, которые, по сути, задумывалась как инфраструктурные, почти не касаются кадров. Чаще речь идёт о повышении квалификации, но, по мнению Фрумина, это недейственно — преподавателей в течение, которые последние 15 лет теряли квалификацию, переобучить невозможно. Правда, куда в их таком случае пристроить, проректор ГУ ВШЭ не пояснил.

Также, по мнению Фрумина, нет ясности ни с интернационализацией (формально она есть, но механизма, по которому к ней прийти, не прописано), ни со структурой управления. В последнем случае речь идет о механизмах внешнего контроля, много говорят о наблюдательных советах, но какими они реально будут обладать полномочиями — определённости нет.

Дмитрий Ливанов: «России необходима смена модели технического образования: устарела не только пятилетняя схема обучения специалистов, но даже система 2+4 (бакалавриат и магистратура)»

В заключение Фрумин посетовал на то, что сейчас команды лидеров в НИУ вместо мышления тратят время на еженедельные отчёты перед Минобрнауки о ходе работ.

Замечания г-на Фрумина прокомментировал замдиректора департамента Минобрнауки Сергей Лебедев. В частности, он заявил, что еженедельные отчёты — мера временная, и связана она с тем, что времени на осуществление первых этапов программы очень мало, ответственность велика и государство отслеживает, чтобы всё прошло законно, прозрачно и без серьезных ошибок.

Иван Σ Охапкин