Пропустить до основного содержимого
ФЕДЕРАЛЬНЫЕ И НАЦИОНАЛЬНЫЕ ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЕ УНИВЕРСИТЕТЫ

Новости

Найти
УЦ Сетевая Академия
Новости
Услуги
Эксперты
Проекты
Статьи
  

5.10.2009 О пользе компромиссов 

 
 
Число программ по поддержке инновационных компаний, создаваемых государственными научными и образовательными учреждениями в соответствии с недавно принятым ФЗ №217, неуклонно растет. Российская венчурная компания недавно заявила об учреждении для таких фирм “посевного фонда” в размере 2 млрд рублей. Московские и новосибирские власти обещают создать для них благоприятные условия и даже оказывать финансовую поддержку как организациям городской инфраструктуры. Фонд содействия развитию малых форм предприятий в научно-технической сфере запускает специальную программу “Старт-Наука”. Возникает вопрос: нужна ли разработчикам новых технологий и руководителям НИИ и вузов эта помощь, готовы ли они использовать возможности, которые дает новый закон? Ситуация здесь неоднозначная. В статье “Неясности с поясом” (“Поиск” №37) мы писали о заседании Совета директоров институтов РАН, участники которого раскритиковали ФЗ №217, содержащий, по их мнению, много ограничений и ловушек. Поскольку в разработке этого закона участвовало Министерство образования и науки РФ, мы попросили заместителя министра Александра Хлунова ответить на замечания директоров академических институтов.

- Закон, безусловно, носит компромиссный характер: для запуска интеллектуальной собственности в хозяйственный оборот бюджетным организациям надо было дать больше прав, - говорит Александр Витальевич. - Однако даже в таком, “нелиберальном”, виде провести этот нормативный акт было очень трудно. Многие помнят историю с внеочередным созывом обеих палат Федерального собрания специально для принятия этого закона. У научно-образовательного сообщества есть претензии к тому, что без согласия собственника (государства) бюджетные организации могут передавать созданным на их базе фирмам не исключительные права на результаты интеллектуальной деятельности, а только право пользования ими. Это означает, что бюджетная организация может учредить несколько фирм с правами на использование одного и того же изобретения, промышленного образца, ноу-хау программы, базы данных. Причем эти фирмы не могут предоставлять полученные ими результаты интеллектуальной деятельности третьим лицам. Конечно, с исключительными правами работать предпочтительнее, это скажет любой патентный поверенный. Но, с другой стороны, если организация получила финансирование из бюджета и на эти средства создала интеллектуальный продукт, было бы странно передать его в частные руки безо всяких условий.
- Александр Витальевич, как работать фирме, учрежденной бюджетной организацией, если последняя может внести в уставной капитал только права на результаты интеллектуальной деятельности? Где брать средства на основную деятельность?
- Сегодня государственным вузам и НИИ не разрешено без согласия собственника вносить в уставной капитал создаваемых ими хозобществ имущество и денежные средства. Возможность снять запрет рассматривалась, но встретила резкий отпор оппонентов, которые выступили против “прямой перекачки бюджета в карманы частных лиц”. “На бюджетные средства по заказу государства должны оказываться образовательные услуги и финансироваться научные исследования, - говорили нам. - Почему бы вузам, которые имеют более 50% внебюджетных поступлений, не вложить их в свои фирмы? Да и частных инвесторов нужно привлекать...”
Наши оппоненты выступали даже против передачи хозяйственным обществам прав на использование результатов интеллектуальной деятельности, полученных на государственные деньги. Министерство образования и науки, которое в течение двух лет лоббировало этот закон, постоянно обвиняли в том, что мы готовим второй тур приватизации - теперь в сфере интеллектуальной собственности. Такое мнение высказывали многие авторитетные эксперты и представители различных структур. Так что пока вариант финансирования хозяйственных обществ за счет бюджетных средств и передачи им исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности абсолютно непроходной.
- Может ли он быть реализован в дальнейшем?
- Пока говорить об этом рано. Сегодня есть смысл консолидироваться на основе достигнутого компромисса и помогать организациям в преодолении конкретных трудностей, связанных с реализацией принятого закона. В течение двух-трех лет мы сможем наработать практику, которая позволит обоснованно подойти к совершенствованию законодательства, если того потребует жизнь. Это более конструктивно, чем огульно критиковать закон, уподобляя инновационный пояс вокруг НИИ “поясу шахида”, как это сделано в вашей статье. Не могу согласиться и с приведенными в ней сведениями о том, что Минобрнауки требовало изъять у Российской академии наук неиспользуемые площади и оборудование.
- Это утверждение не соответствует действительности?
- На совещании у первого вице-премьера Игоря Шувалова, о котором говорится в материале, вопрос об изъятии у Академии наук “излишков” нами не поднимался. У нашего министерства просто нет оснований для таких действий: вмешиваться в имущественные дела РАН ему не позволяет российское законодательство. Согласно Закону о науке и научно-технической политике, Академия наук наделена правом владения, пользования и распоряжения передаваемым ей имуществом.
В ходе встречи И.Шувалов поднял вопрос о повышении эффективности использования академией своих свободных площадей. Он рекомендовал РАН создавать фонды целевого финансирования - эндаументы и спросил, поддерживает ли эту идею Минобрнауки. Я ответил, что министерство занимается научно-технической политикой, имущественный блок не в нашей компетенции. Тем не менее мы получили задание изучить этот вопрос.
- Почему перед Минобрнауки ставятся такие задачи, если академия самостоятельна?
- Это происходит потому, что такова структура исполнительной власти в стране: министерства являются исполнительными органами - кому же еще давать поручения. Но выполнить их мы можем только при наличии доброй воли академии. В 2005 году Контрольное управление Президента РФ по итогам проверочных мероприятий сделало выводы о неэффективном использовании имущества РАН. Минобрнауки обязали принять меры к недопущению такой ситуации в дальнейшем. Министерство заключило договор с экспертами Российской экономической школы, поручив им провести инвентаризацию имущества академии. Но мы столкнулись с неприятием академией этой идеи и не посчитали возможным осуществлять подобные действия без ее согласия.
Вывод о том, что управление имущественным комплексом РАН не всегда ведется эффективно, недавно сделала Счетная палата РФ: это заключение размещено на ее сайте. В связи с этим Правительству РФ дано поручение принять необходимые меры. Министерству экономического развития вместе с академией предстоит подготовить реестр имущества, а Министерству образования и науки - перечень подведомственных академии организаций. Эту работу необходимо завершить в кратчайшие сроки, чтобы обеспечить финансирование научных организаций РАН.
- Согласитесь, к имуществу Академии наук в стране проявляется больший интерес, чем к недвижимости, находящейся в управлении других государственных структур...
- Меня, например, имущество РАН и организаций государственной науки интересует не с точки зрения стоимости квадратных метров сдаваемых в аренду площадей, а с позиций эффективного использования и обновления научного оборудования. Здесь есть проблемы, требующие решения на федеральном уровне. Очевидно, что современную науку невозможно делать без уникальных масштабных установок категории “мегасайнс”. Наши ученые успешно участвуют в крупных международных программах ЦЕРН и ИТЕР. А вот внутри страны ситуация совсем не благостная. Мы уже долгое время не можем достроить реакторный комплекс “ПИК” в Гатчине. Имеющееся в России астрономическое оборудование не обладает уровнем, позволяющим рассчитывать на результаты мирового класса. Нужен перечень приоритетных дорогостоящих проектов и объектов, которые необходимо развивать в первую очередь, и сформировать его должно научное сообщество. Но, когда министр предложил ведущим ученым это сделать, мы получили список всех имеющихся в стране крупных исследовательских установок и проектов...
- Возвращаясь к совещанию, на котором обсуждались вопросы управления имуществом РАН, хочу спросить: как вы относитесь к высказанной первым вице-премьером идее о создании в Академии наук фонда целевого капитала?
- Мне кажется, что это очень разумное предложение. За счет эндаумент-фонда академия могла бы решить часть своих кадровых проблем, организовав ведомственный пенсионный фонд. Как известно, готовится закон, который разрешит формировать и пополнять фонды целевого капитала за счет объектов недвижимости. Конечно, мощную корпоративную пенсионную систему, как у “Газпрома” или РЖД, Академия наук не выстроит, но что-то сделать для своих ветеранов сможет. Министерство, в свою очередь, готово помогать академии внедрять новые финансовые инструменты. Вообще, я уверен, что мы должны работать вместе, а не строить разделительные барьеры. В условиях недостатка бюджетных средств финансироваться будут только те сферы, в которых работают крепкие слаженные команды. Если мы не можем договориться, это сигнал власти о том, что система построена плохо. В результате постоянного выяснения отношений: кто лучше - вузы или академические институты, сфера науки просто останется без должного внимания, даже самые хорошие наши проекты не будут реализованы.
- А почему представителей министерства в последнее время не видно на общих собраниях РАН?
- Могу ответить только за себя: мне приглашения ни на общие собрания, ни на заседания Президиума РАН не приходят. На сессии Академии медицинских наук меня приглашают, и я их посещаю, поскольку это моя работа. Когда интересуются моим мнением по разным вопросам, я участвую в дискуссии, отвечаю на критические замечания. А как иначе находить точки соприкосновения, выстраивать диалог?
Хочу отметить: Минобрнауки не инициирует никаких негативных процессов в отношении Российской академии наук, как это иногда представляют. Наоборот, в настоящее время министерство помогает РАН и всем госакадемиям привести их статус в полное соответствие с законодательством, чтобы обеспечить нормальную работу научных организаций. Сегодня, несмотря на разногласия с Минфином, мы готовимся внести в Правительство РФ предложение о поправках в Закон о науке и Гражданский кодекс, которые узаконят существование новой организационно-правовой формы - учреждение государственной академии наук. Сегодня такой формы в списке государственных некоммерческих организаций нет. Процесс легализации идет очень трудно, поскольку правительство в последнее время стремится к сокращению числа организационно-правовых форм некоммерческих структур. Мы готовимся отстаивать эти поправки на правительственной комиссии. Их нужно принять в осеннюю сессию, иначе у госакадемий возникнут проблемы с получением бюджетных инвестиций в 2010 году.